Свежие комментарии

  • Helga Graff
    Добродетель или наказание? К сожалению, наше милосердное общество обрекает таких детей на пожизненные страдания, о ос...Татарская песня А...
  • patentlil
    !!!!!!!!!!!!! Как приятно, хотя бы иногда, прочесть про победившее добро!Сказка для взрослых

Джамал больше не может

Джамал больше не может

У пандемии есть герои. Которые болеют вовсе не коронавирусом, но подают нам пример. Вернее – надежду. Пока мы примерялись к удалёнке, маскам и неизвест¬ности, страдая, что «кончилась мирная жизнь», Абазалиевы узнали, что у их ребёнка рак.

«Я бухгалтер, работала на изоляции из дома, и апрельским вечером сын, переодеваясь в пижаму, пожаловался на боль в ноге... Нога была опухшей».

«Езжайте отсюда подальше, если можете, тут нет медицины», – сказали Абазалиевым в их маленькой республике. «Всё закрыто, карантин», – сказали им в большом городе. А опухоль под коленкой у пяти¬классника Джамала с каждым днём росла.

Джамал и его семья преодолели страх, карантинные ограничения и безденежье и сделали так, что сейчас мы можем им помочь преодолеть последний рубеж, который отделяет Джамала от победы. Они – у черты.

Джамал больше не может

Станица, из которой Зинхар и сынок вырвались за помощью в Москву, называется Преградная. Основанная казачьими заслонами, давшая стране 4 Героев России и кавалеров ордена Славы в разных войнах и окружённая речками с простыми, отражающими жизнь аулов посреди гор, названиями – Сероштанка, Кобельчиха, Тёплая, Гнилушка, – станица Преградная весной 2020-го подарила нам Джамала. Раз мальчишка, который недавно гонял мяч (и жаловался, набегавшись, на ножку) по пыльным улицам своего аула, а сейчас перенёс уже 4 блока такого лечения, которому наверняка посочувствовали бы все четверо земляков-вояк (рвёт по 13 раз в сутки, выпадают волосы и ресницы, слабость, «Мама, я устал, я больше не могу!

»), то и мы с вами точно выдержим всё, что грядёт. Какие у нас преграды!

А Джамала ждёт операция.

Ему поставят протез вместо удалённой кости. Нога будет как новенькая. Раненым преградненцам – героям прошлых войн такое и не снилось!

А вот обычным жителям аула и родственникам Абазалиевых новости, поступающие в Карачаево-Черкесию из Москвы от уехавших туда ещё в мае (и с тех пор ни разу не бывших дома – вот это настоящая удалёнка) Зины с сыном, казались катастрофическими. «Все плакали, но я сказала – не надо истерить и нервы трепать, Бог дал нам эту болезнь в испытание, и мы его выдержим и -вылечимся!»

Рядом с каждым героем должна быть боевая подруга, которая верит в победу за двоих. Вот Зина Абазалиева верит. И сына заставляет.

«Когда мы приехали в Моск¬ву, Джамал смотрел на деток, лечащихся тут, и задавал вопросы: «Почему они все лысые, как те дети, которых показывают по телевизору и собирают деньги на их лечение, мам? У них рак? Но ты говорила, что иногда эта болезнь не лечится... Когда ты отправляла им деньги, ты плакала! У меня, значит, тоже рак, и я умру?» Сын спрашивал об этом каждый день, – вспоминает Зина. – После каждого блока «химии» он говорит: «Следующую не выдержу, поехали домой!» Но путём переговоров мы решаемся «капаться» дальше... А после Джамалу переливают кровь, ставят на ноги и... начинают следующий курс».

Подобное лечится подобным: раковый яд из Джамала можно вывести только ядом «химии». Постаравшись не убить самого мальчишку. Правила этой странной битвы сложно было бы понять тем, кто веками становился героем в Преградной.

Джамал больше не может

«После 4-го блока нам планируют удалить опухоль, после чего есть надежда, что мы вернёмся домой. На операцию нужны деньги. Главным добытчиком в семье была я, муж работает охранником, он и моя 80-летняя мама сидят с сестрой Джамала – в этом сентябре Жанна должна была пойти в 1-й класс, но её некому отвести. Всё, что можно занять и продать, мы уже заняли и продали. Если деньги не найдутся и операцию отложат, нам придётся начать 5-й блок ¬«химии». Без неё нельзя. Но каждый блок – потеря сил для Джамала».

Последняя преграда. Последняя высота. Поможем её взять!

ПОМОЧЬ

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх